Противодействие международному терроризму

Материалы партнеров

dis150

dis149

dis148

dis147

dis145

 

 


 



Ссылки на сайты борьбы с терроризмом

Ситуация в Афганистане - необходимо определиться по поводу термина «терроризм»

Печать

Афганистан вновь может превратиться в рассадник международного терроризма после 2014 года, если США и другие страны НАТО не предоставят ему помощь в укреплении национальной армии и сил безопасности.

Такой вывод содержится в докладе, подготовленном по заданию Конгресса США исследовательской организацией CNA Strategic Studies. С просьбой прокомментировать эту ситуацию наш журнал обратился к профессору Военного университета Олегу Кулакову. 

Вопрос: Вы согласны с мнением исследовательской организации CNA Strategic Studies?

- Я отношусь с уважением к любым исследованиям, проводимым научными учреждениями США, и не только США.

 Вместе с тем, совершенно очевидным становится то обстоятельство, что эти исследования попадают к тем, кто использует их в своих политических целях. Причем такая явная мотивированность этого процесса становится еще более очевидной.

Мы до сих пор не смогли договориться по поводу трактовки термина «терроризм»: что он собой представляет и как его можно трактовать. И поэтому под эти формулировки можно подвести любые политические действия.

И вот здесь у меня есть подозрения, что американцы подтасовывают под себя всю эту проблематику. Что понимать под терроризмом? Если рассматривать афганского крестьянина, вооружившегося традиционной винтовкой, как террориста, тогда это проблема Соединенных Штатов Америки. Что он собой представляет – он террорист или воин-освободитель?

И в зависимости от того, насколько это выгодно США, этим термином можно пользоваться, как оружием. Когда там находились советские войска, афганский крестьянин рассматривался как воин-освободитель. Этого же человек, с этой же экипировкой, те же самые действия этого человека с приходом туда американских войск рассматриваются уже совершенно иначе - тогда он был воином-освободителем, а сейчас он является террористом.

Поэтому здесь необходимо четко определиться в терминах, понятиях и в своих целях: чего хочет добиться каждая из сторон.

Мы согласны бороться с терроризмом в той трактовке, которую мы вкладываем в это понятие. Вместе с тем, видя, насколько широк диапазон трактовок в зависимости от целей, которые преследуют наши партнеры и союзники по борьбе с терроризмом, я, как специалист, подозреваю, что здесь есть подковерная игра, то есть попытка подтасовать под свои политические цели какие-то определенные действия.

Поэтому говорить о том, что будет собой представлять Афганистан после вывода войск, будет ли оттуда исходить террористическая угроза либо не будет, пока не представляется возможным. Потому что мы не можем разобраться в терминах, не выработав общих формулировок.

Если говорить, отвлекаясь от политкорректных формулировок, которые используют американские эксперты, то думаю, что тут есть очень четкая политическая мотивация. Есть желание остаться в регионе, есть желание либо закрепиться, либо еще, может быть, не выработана до конца позиция.

На мой взгляд, мотивация совершенно очевидна: они хотят там присутствовать. И для того, чтобы там оставаться, нужно выдвинуть серьезные аргументы. Та формулировка, о которой они говорят, что будет исходить террористическая угроза, позволяет маневрировать. То есть в любой момент можно будет в будущем доработать свою позицию именно с этой точки зрения и говорить о том, что это будет террористическая угроза, в принципе, можно.

Но нельзя сказать, что Афганистан с точки зрения террористической угрозы будет гораздо более опасным, чем какие-то другие регионы. Но опять же, что понимать под терроризмом? Я думаю, на данный момент гораздо большую опасность для терроризма представляет то, что происходит сегодня, например, в Украине.

Вопрос: После 2014 года, если все-таки войска будут выведены, будет ли из Афганистана исходить какая-либо угроза?

- Внутри Афганистана, что совершенно очевидно, афганцы будут решать свои внутренние вопросы теми способами, которые для них традиционны. Для этого достаточно бегло посмотреть историю Афганистана, как это они делали всегда. Я не думаю, что это будет происходить как-то иначе.

Вопрос в другом – насколько это будет опасно для тех, кто находится рядом с Афганистаном. И вот тут, на мой взгляд, для России никаких угроз нет. Есть какая-то гипотетическая угроза для центральноазиатских игроков, но и она тоже не настолько велика.

Но есть очень удобный предлог для политических спекуляций. Я считаю, что нам нужно отпустить афганскую ситуацию, и пусть афганцы сами решают, что им нужно. И в этом смысле для нас угроз нет никаких. А вот спекуляций на эту тему может быть очень много. И их количество будет увеличиваться, поскольку существует очень четкая мотивация у тех, кто там сегодня присутствует, затянуть туда Россию.

Американцам и НАТО в результате провалившейся стратегии нужно на кого-то возложить хотя бы часть последствий или, если получится, то возложить все последствия полностью. И в этом смысле Россия самый удобный игрок. Причем втянуть Россию в эти проблемы мотивированы очень многие: и центральноазиатские игроки, и США, и НАТО, и государства, которые там присутствовали традиционно, Иран и Пакистан – все бы очень хотели видеть там именно нас. Вопрос – насколько России это нужно, но в этой ситуации мы оказываемся втянутыми с большим риском того, что у нас будут очень сильные издержки и никаких политических дивидендов.

Интервью подготовила журналист Наталья Дегтярева.

Комментарии (0)Add Comment

Написать комментарий
меньше | больше

busy